Кто кого грабит?

 

Бурлинский акимат скрывает информацию, ссылаясь на возможный грабёж

 

За последнюю неделю редакция опросила несколько жителей Берёзовки, которые рассказали о незаконных действиях местных исполнительных и правоохранительных органов. Уголовное дело по незаконному распределению жилья и компенсаций, по всей видимости, замяли. Меж тем по Берёзовке бегают предприниматели, которые собирают подписи с отравленных старожилов с просьбой …отсрочить переселение.

В прошлом номере газеты «Регион ЕврАзия» мы писали, что предприниматели состоять в комиссии по переселению. Кто входит в комиссию, акимат скрывает. По словам жителей Аксая, в комиссии акиматовские работники, работники КПО б. в. и предприниматели.

После выхода газеты на номер редакции позвонили предприниматели. (в прошлом номере одна фамилия была написаны неточно, следует читать Бульгины).

Кожевникова сразу начала с оскорблений: «Вы общаетесь с ненормальными людьми». Затем она стала орать, что родила ребёнка в Берёзовке. Я попросила её не оскорблять людей и написать письмо в редакцию по поводу ошибки. Письма так и не было. Жители сел сообщили, что она действительно жила в Берёзовке, но затем переехала в Аксай, четыре года назад вернулась в село. Предприниматель Шукурова тоже «коренная».

Указанные люди входят в комиссию по переселению жителей Берёзовки.

Позвонил ещё один мужчина и стал указывать: «Вы должны были с предпринимателями поговорить». Я ответила, что никому ничего не должна, пояснив, что у них есть право на ответ, так же как у журналиста есть право не опрашивать вторую сторону.

Как сообщили жители села, именно предприниматели-члены комиссии пытаются собрать подписи с людей, чтобы отсрочили переселение.

На фоне того, что люди умирают, не дождавшись своей очереди, эта беготня похожа на мышиную возню по указке сверху.

 

Как обижают первоцелинника

Ждать ещё год переселения не согласен Бережко Дмитрий Иванович – первоцелинник. Он показывает медали «За освоение целины», «Ветеран труда», «За доблестный труд» и другие награды. Сейчас ему за 80 лет, по паспорту 81, фактически 85. Трудовой стаж – 50 лет, работал и после ухода на пенсию.

— Тогда было так: в 16 лет вызывали, поздравляли, булку хлеба дарили и через три дня на работу. Начинал работать механизатором в колхозе.

— Я просился в первый поток, сам аким руку жал возле ворот. Но так и не объяснили, почему не переселили, в прокуратуре лежат бумаги, что я здоровый, ни в чём не нуждаюсь, — рассказывает пожилой мужчина. Он показывает бумаги, что оплачивает долги, деньги брал на операцию на глаза, ездил лечиться в Оренбург. Дмитрий Иванович показывает свой двор, где растут деревья, посажен огород. Его гордость – высокая ель.

— Не хотят мне платить компенсацию за деревья. Как будто я жизнь прожил и ничего не делал, — рассказывает — Также долги за ремонт крыши отдаю, за крышу 20 тысяч тенге помощи предлагали в акимате. Не взял, это не помощь, это насмешка. Пенсия моя — 46 000 тенге. Сейчас не стало хватать, 20 000 тенге отдаю долги, зимой на отопление 6000 тенге. Мне бы быстрее переселиться, надеюсь, осенью будет переселение.

 

Ждут, когда перемрут

— У меня братья грамотные, в Казани живут, они говорят мне: «Ты восемьдесят лет ты прожила в Берёзовке, не переселили потому что просто кому-то отдали квартиру!» почему со мной так поступили, — плачет Зоя Петровна Антоненко.

— Аким сказал, что её документы не готовы, дед умер 4 июля, надо было ждать, но мы не ждали 6 месяцев, через 4 месяца оформили, но не взяли её. Хотя в ноябре оформлены были документы, а переселяли в декабре, — объясняет соцработник Лида Скворцова.

— Я к акиму два раза ходила, аким Хайруллин два раза обещал помочь и не помог. Семь месяцев как лежу. Четыре года ходила с двумя палками. Из Каратюбе переселили, он месяц прожили, в августе купил дом, его переселили. А мы в этом доме прожили 50 лет.

— Дедушка переживал, не выдержал, не дожил до переселения, — говорит Скворцова.

Зоя Петровна ходит с трудом, последние полгода лежит, но она не оформлена как инвалид. Маленькой пенсии едва хватает на питание, на лекарства, взяли напрокат коляску. Уколы делает соседка. Врач из Уральска поставила диагноз – нервное потрясение, но диагноз не оформлен.

— За участковым врачом приходится бегать.  Разве это врач? Вася (покойный муж Антоненко) пришёл к врачу, он в дверь не пускает, кричит: «Здоровый как бык!» А Вася упал на улице, голова закружилась, так и слёг. На 10 тысяч тенге выписал уколы. Ему же положено бесплатно! Где справедливость? Мне было плохо, Магаз не приходил, запрещал делать укол. Медсестра звонила в Аксай, в больницу, спрашивала, что колоть, — жалуется Зоя Петровна.

Женщины рассказывают, что люди практически лишены медицинской помощи и умирают. Сторож школы Байбатыров умер после того нашумевшего массового отравления, когда школьники в обморок падали.

— Я родился, вырос здесь. 61 год. 12 человек вместе живём: дети, внуки. Жильё не дали, хотя у меня онкология, — высказывается Сансызбай Туртышев.

— Видимо, ждут, когда все старики перемрут, — резюмируют сельчане.

— Зимой старший сын четыре раз был на больничном. Но почему кого-то отправили в Оренбург на лечение, а нас не отправляют! 22 года живём здесь. Сын Влад ходит в школу через день, — говорит Татьяна Тарасенко. — Всех надо обследовать, а не только тех, кто упал тогда! Как начинается школа, начинаются обмороки. Мы хорошо питаемся, свой скот, овощи. Пусть наших детей обследуют.

 

В Берёзовке свои законы

 

Надеемся, старики Берёзовки получать новое жильё и последние годы проживут в хороших условиях. Но есть берёзовцы, которые …повисли в воздухе.

История с пропиской в Берёзовке похожа на сценарий неадекватных законотворцев. Она сводится к следующему: «Хотим пропишем, хотим выпишем, хотим оштрафуем».

— Обидно, что всю жизнь прожили, и наши дети не попадают! А чужих сколько здесь! Письма носили с кимата, глянула, а там фамилии чужие, никогда они не жили. Деи не дождались, стали работать в Уральске, а там прописку требуют, пришлось приобрести жильё. Опять прописать дочь не удалось, — говорит жительница села Скворцова.

Саматова Лидия вышла замуж в ноябре 2015 года. Меняла паспорт.

— После нового года в 21 января прописали меня, но через день выписали. Сказали, что ошибочно всех прописали. Отец подписал заявление, не зная что, это отказ в прописке. Потом свекровь ездила в Уральск в миграционную полицию, чтобы прописать, но ничего не добились, — рассказывает Лидия.

— Жену сына и его двоих детей не прописывают. Ещё штраф заплатил за то, что прописал. Я закон не нарушал. Тут полиция приезжает и требует заплатить, я штраф платил 10 тысяч тенге. Ещё выписали и сказали, что я сам написал заявление. А я не писал! – Казбек Арышев.

Есть в Берёзовке дети, которые, если судить по прописке, сами родились, без родителей.

Нурхан Ныгметжанов с 2004 года живёт в Берёзовке. В 2013 году женился. Одно время работал в 2014 году в УДП Уральска, был временно прописан у тёти.  Потом уволился, вернулся жить к родителям.

— Обращался всюду, но ни меня, ни жену не прописывают, а сына прописали. Когда пришли прописываться 21 января, увидел, что полно незнакомых. Ходят, слухи, что люди незаконно получили прописку, даже из других областей.  Нас тогда не прописали. Так и ходим без прописки.

Дамелю Мурсалимову не прописывают в доме родственника. Ей сообщили в прокуратуре, что Ныгметжанов не разрешил.

— Такого не было, я не писал отказ, никто из прокуратуры не приходил, — говорит Нурхан.

— За два дня – с 19 по 22 февраля – прописали 98 человек, причём из других города – Алматы, Кызылорда,  — рассказывают женщины на улице. — Скорее всего, с компьютера скачали. Сказали, что их выписали после проверки финпола. Но кто знает, может, и не выписали?

 

«Против власти не пойду — боюсь за детей»

Антонина Епифанцева родилась и живёт в Берёзовке.

— Я прописана на общих основаниях, у меня нет жилья, — рассказывает она. — Стою на учёте в онкологии. Я ставила вопрос перед акиматом насчёт жилья – мне прислали ответ совершенно на другой вопрос. Что компенсацию получит хозяин квартиры, которую я снимаю.

Хозяином квартиры, которую снимала Епифанцева, является Марат Бралиев. Недавно он её выгнал, когда комиссия по переселению ходила по домам. Видимо, сам появился на этот момент, для галочки, заверяя, что годами травится воздухом нефтяного месторождения.

— Он приезжал всего четыре раза за 6 лет, у него есть дом в Уральске. 10 лет назад купил здесь, — уточняет Антонина. — Не один он такой. Очень много нездешнего народа получило квартиры.

Женщины на улице начинают говорит, перебивая друг друга:

— Салим-полицейский получил квартиру, прописал всю свою семью. Когда оценочная комиссия приехала, то столько народу чужого появилось. Капитаны полиции, которые курируют прописку, получили. Мы пережили аварии 83 года, с детьми на руках на улице стояли во время взрывов, и мы теперь не причём, а они никогда не жили, а жильё получили. Год жила Валентина Цигельник, им дали квартиру. Надо учитывать стаж, кто сколько прожил здесь. А кто-то больной приехал откуда-то. Два года пожил и квартиру получил. Они не были домовладельцы, им дали жильё, а мне не дали.

— Работник акимата отобрал материну квартиру. Моя мама жила на окраине в саманном доме, — вступает в разговор дочь Антонины.

— Я квитанцию на газ пошла искать, десять раз нашла эту фамилию – Балмолдин. Дом аварийный бабушкам приватизировать не дали, а он оформил на себя. Он мне сказал, копию акта в акимате взял и сделал. Это были 2000-е годы. Тогда я потеряла квартиру, документы потеряла. Но все знают, что я жила, — говорит Епифанцева.

Женщины хором мне заявляют: «Мы все знаем, что она там жила»

— В суд лезть против власти не могу. Я боюсь за детей, на ней отыграются.

Как выяснилось, Балмолдин до 2014 года был председателем районного отдела «НурОтана», затем он уехал, продал дом, но позже оказалось, что опять прописан.

— Когда Берёзовку закроют, я останусь без прописки, и как я буду получать пенсию? – спрашивает Епифанцева.

 

Половина не из Берёзовки

 

Мы пошли опрашивать жителей дома в Аксае возле ТД «Рахат», куда были переселены жители Берёзовки по первому этапу. Во дворе видим женщину, в ней берёзовцы узнают родственницу Балмолдина. Возле дома стоят крутые автомобили с дорогими номерами, такими как «777».

— Снимаю квартиру, — тихо пролепетала молодая женщина с двумя детьми, вышедшая из первого подъезда.

— Всю жизнь жила в Берёзовке, муж умер, дети в 90-ые годы уехали. У меня дом большой, но я сама просила однокомнатную в обмен на компенсацию побольше, нужны были деньги на операцию дочери. Вот выдали однокомнатную и три миллиона тенге. Я рада, комната большая кухня большая, — рассказывает Шляхтина Екатерина Васильевна.

С её слов в доме много «черновых» квартир, половина из живущих в 75 квартирах – неберёзовцы. Застройщик Закарьян имеет в этом доме 4 квартиры, вернее, живут его родственники. Около десяти семей купили квартиры сами. Почему именно в этом доме живут неберёзовцы, непонятно.

Со слов соседей есть в доме квартиры, которые пустуют. Почему они пустуют?

— Старожилы почему-то не попали в первый поток, — сокрушается Шляхтина.

В другом доме по списку 20 % не жители Берёзовки. Об этом утверждают жители села.

 

Кто кого грабит?

 

Списка переселенцев акимат Бурлинского района по журналистскому запросу до сих пор не предоставил.

Из-за чего всё тщательно скрывается, можно догадаться. Дело в деньгах. Причём, немалых. В ответе заместителя генерального директора КПО Эндрю Уайпера говорится, что пособие на переезд из расчёта 1000 долларов на домовладение, и по 200 долларов на каждого зарегистрированного члена семьи для покрытия всех расходов, связанных с переездом. И он же отвечает, что размер минимальной компенсации за хозпостройки составил 207 377 тенге и 1800 долларов, максимальной 3 233 395 тенге и 3800 долларов.

Если бы всё было честно в распределении квартир и компенсации, я уверена, работники акимта сами бегали бы за журналистом, показывая насколько всё справедливо. Но этого не происходит. Что они скрывают, какие махинации?

Что за юридические судороги: то срочно прописывают людей, то их выписывают? Почему уголовное дело по заявлению жителей о незаконном распределении жилья и компенсации было закрыто? Почему не дают вразумительный ответ жителям Берёзовки и журналисту?

Аким Бурлинского района при встрече с журналистом отмахнулся, мол, он недавно на должности и ничего не знает. Но ведь распределение жилья до сих пор идёт, и полным ходом!

Руководитель акимата Бурлинского района Давлетжанов ссылается на то, что финансовая полиция уже расследовала, но нарушений не нашла.

Так покажите результаты расследований журналисту! Ан нет! Это, оказывается, почти военная тайна! Работники Бурлинского акимата лепечут как несмышлёные дети: «Мы не можем давать информацию о людях, которые были переселены. А вдруг их ограбят». Так заявили Давлетжанов и юрист районного акимата Дарисов. Боже, какая забота о народе! В каком законе написано, что не давать информацию о выдаче компенсации из-за возможного грабежа?

При этом бывший аким области Ногаев давным-давно уже озвучил перед президентом Назарбаевым, что компенсации каждой семье составляют от 5 до 7 миллионов тенге. Никаких заявлений об ограблении не поступало. А может и нечего грабить? К примеру, двум семьям из нескольких человек было выдано всего 1 миллион тенге. А где остальные деньги? Кто их получил? Так кто кого грабит?

 

Жанар ДАВЛЕТОВА

 

Посёлок Берёзовка Бурлинского района Западно-Казахстанской области находится в санитарно-защитной зоне. Здесь людей жить противопоказано. В 1983 и 1984 году произошло два взрыва на месторождении Карачаганак, близ Берёзовки. Вопрос о введении санитарной зоны рядом с месторождением, а также о переселении людей поднимался неоднократно. Пока 28 ноября 2014 года в школе поселка Березовка более 19 детей и трое взрослых потеряли сознание и были доставлены в Бурлинскую районную больницу. 3 декабря прокурор области заявил, что установлены факты выброса газа с установок на территории Карачаганакского месторождения с превышением предельно допустимых концентраций опасных веществ.

На правительственном уровне принято решение о переселении жителей Берёзовки, Бестау с предоставлением жилья и денежной компенсации.

 

Статья была ранее опубликована на сайте в сентябре 2016 года. Повторно выставлена в связи с блокировкой сайта от 25 декабря 2016 года.

Buy cheap procuraalba at our shop.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *