Вспоминая Желтоксан

26 лет назад, 17 декабря 1986 года, отважная казахская молодежь вышла на центральную площадь столицы Алматы, чтобы выразить свой протест против назначения чужака во главе республики.

«И хотя в этом был элемент стихийности, по большому счету, эти события имели глубокие корни и многолетние предпосылки», — считает казахстанский эксперт Жандос Темиргали.

«Казахскому народу осточертело, что его интересы не принимали во внимание, что союзный центр вытирал ноги о казахскую культуру и язык, и в целом не уважал положение коренного населения. Казахи оказались бесправными на своей же земле», — пишет эксперт на страницах своего сайта (на данный момент сайт не существует — РЕА).
По его словам, в социальной иерархии советского Казахстана подавляющее большинство казахов занимало самое низшее положение.
«При переезде в Алматы или другие крупные города казахам из аулов издевательски предоставляли (в то время этим занималось исключительно государство) самое худшее, аварийное жилье, или, в лучшем случае, первые или последние этажи квартирных домов. В то же время, существовала тонкая прослойка городских казахов, советской бюрократии и номенклатуры. Немалая доля казахов была и среди людей культуры, науки и искусства», — отмечает Темиргали.
Однако, по словам эксперта, эта интеллигенция, несомненно, составляла мизерное меньшинство, меньше верхушки айсберга.
«В итоге, в середине декабря 1986 года казахская молодежь Алматы, в основном студенты столичных вузов, приехавшие из глубинки, а также алматинцы, которые были небезразличны к судьбе Родины, вышли на площадь имени Брежнева. Вышли с транспарантами, с требованиями. Вышли мирно и цивилизованно. Здесь важно отметить, что казахи по своей сути не являются радикальным, националистически настроенным народом. Однако у любого терпения есть предел», — пишет эксперт.
По его словам, этим пределом, разделительной датой и стал декабрь 1986 года — события, после которых Казахстан уже не мог быть прежним.
«Как отмечалось ранее, поначалу требования казахской молодежи в те дни не были чрезмерно националистическими. Многие протестующие были даже не против назначения русского или представителя другой национальности, но выросшего в республике. Вот лишь некоторые из транспарантов протестующих: «Требуем самоопределения!», «Каждому народу — свой лидер!», «Не быть 37-му!», «Положить конец великодержавному безумию!», «Хватит диктовать!» Во время демонстрации звучали речи лидеров-ораторов, громко звучала казахская музыка, собравшиеся скандировали патриотические лозунги», — отмечает эксперт.
«Напомню, что поводом к народным выступлениям было назначение 16 декабря Геннадия Колбина, руководителя Ульяновского обкома партии, первым секретарем компартии Казахстана, отправив на пенсию многолетнего руководителя республики, казаха Дин-Мухамеда Ахмедовича Кунаева. Это было открытым пренебрежением мнения казахов», — отмечает Темиргали.

По словам эксперта, массовое выступление казахской молодежи, продолжавшееся двое суток, было разогнано силами внутренних войск, ОМОНа и советской армии, причем немалая часть их тех, кто подавлял протест были специально привезены с провинциальных областей РСФСР, что обеспечило безжалостность к протестующим.
«Как вспоминает казахский писатель Абиш Кекильбаев, первыми в атаку на протестующих с щитами, дубинками, саперными лопатами пошли курсанты погранучилища КГБ СССР. Были применены водометы. В ходе репрессивных мер среди выступавших появились открытые антисоветские и казахские националистические настроения. Началось настоящее побоище с разгромом зданий, сожженными автомобилями», — пишет эксперт.
По его словам, молодых парней, а также и девушек избивали железными прутьями, саперными лопатами, дубинками. Некоторые были задержаны и вывезены за черту города, где их раздевали, избивали и выбрасывали прямо в мороз на снег.
«Пострадавшие девушки, если оставались живы, становились инвалидами, не могли иметь детей. После самих событий участники мятежа были осуждены по самым жестким статьям и наказаны, в том числе и смертной казнью. На фото шестнадцатилетняя Ляззат Асанова, один из лидеров протестующих, погибшая во время тех событий», — отмечает Темиргали.
По его словам, события в Алматы не оставили равнодушными весь регион.
«В столицу на помощь выступавшим отправились автобусы с молодыми людьми из южных областей Казахстана, а также кыргызская молодежь из Бишкека. Однако эти автобусы были оперативно перехвачены и остановлены у подступов к Алматы. На следующий день протесты прошли на площади в Караганде, что также окончилось массовыми арестами и наказаниями», — пишет эксперт.
По его словам, неудивительно, что официальные СМИ охарактеризовали массовые протесты как хулиганские националистические выступления.
«Всюду на страницах газет на участников событий сыпались обвинения в безрассудстве, хулиганстве, радикализме, неграмотности, необразованности, в неблагодарности к советской власти и, конечно же, в оголтелом национализме. Народ же душой был на стороне выступившей молодежи», — подчеркнул Темиргали.
По словам эксперта, согласно официальным сводкам, в результате данных событий погибших было 2-3 человека, около 1700 человек получили черепно-мозговые травмы, а также два человека приговорено к высшей мере наказания. «Однако, согласно многократно подтвержденным неофициальным данным, число погибших могло доходить до двух сотен. Появились массовые захоронения за городом», — сообщает эксперт.

По его словам, декабрьские события в Алматы, явившись ярким прецедентом, дали наглядный толчок к выступлениям в других национальных республиках бывшего СССР — в Прибалтике, в Грузии, в Азербайджане, и этот процесс закончился распадом красной империи и провозглашением бывшими союзными республиками независимости.
«На мой взгляд, мы знаем лишь малую часть информации о тех события. Многие детали все еще не выяснены. Очевидно, что среди толпы митингующих были и провокаторы. Также здесь прослеживается и определенная организация. Откуда вдруг стихийно появились грузовики с камнями, с арматурой? Какие влиятельные персоны стоят за этим? Партэлита во всем обвинила аксакала Кунаева, после чего начались гонения на его окружение. Я не верю, что Дин-Мухамед Ахмедович как-то причастен к организации беспорядков», — отмечает Темиргали.

«Архивы не доступны обществу. Все еще живо то, корнями уходящее в советскую эпоху, что не позволяет рассказать всю правду о Желтоксане, кровавом декабре 1986 года», — пишет эксперт.
По его мнению, эти трагические события, получившие название «Желтоксан» («Декабрь»), несомненно, оказали большое влияние на самосознание казахского народа.
«Конец 80-х ознаменовался поднятием рождаемости в казахских семьях. В 1989 году казахский язык получил государственный статус. А ровно через пять лет после Желтоксана, в декабре 1991 года, Республика Казахстан объявила о государственном суверенитете», — подчеркнул казахстанский эксперт.

Участник декабрьских событий в Алматы Самат Жилмагамбетов вспоминал о том времени: «Мы столпи на площади. Выступали ораторы. Все было мирно. Но в какой-то момент один из солдат ударил девушку по голове, и она упала. С этого и началась бойня. Парни подняли окровавленную девушку на руки и понесли ее. Они кричали, что тут убивают. Чтобы остановить возмущенную толпу, из пожарных машин на людей направили струи холодной воды. Нам ничего не оставалось, как бежать. И тут площадь оградили девушки. Они выстроились в ряд и кричали: «Какие вы джигиты, если убегаете?!». Мы были безоружны. Парни стали снимать с площади мраморные плиты, разбивать их и с ними пошли на солдат. От пожарных машин вырывали шланги. Побитых и мокрых парней и девушек кидали в машины, свозили на стадион и штабелями укладывали на землю. Некоторых, как мы потом узнали, вывезли за город, раздели и оставили там».

Неконституционные силовые действия вооруженных сил, милиции, неадекватные попытки органов государственного управления рассеять собравшихся еще более усилили их недовольство. Создавшейся обстановкой воспользовались криминальные элементы. В сутолоке были убиты и ранены как представители демонстрантов, так и специально…
По данным экспертов Комиссии, только в Алма-Ате телесные повреждения получили 1722 человека. Молодежные выступления прошли и в других городах республики — в Караганде, Жезказгане, Кокшетау, Целинограде (ныне Астана), Каркаралинске, Талдыкоргане и в других населенных пунктах.
Вслед за происшедшими событиями партийные органы развернули шумную кампанию по выявлению «националистов» и «декабристов». Начались аресты среди студентов. По оценке Комиссии Верховного Совета Казахской ССР по расследованию декабрьских событий 1986 года, число задержанных составило около 8500 человек.
Начались репрессии: были приговоренные к высшей мере наказания, 99 человек осуждены (из них только 46 человек через некоторое время были реабилитированы). За участие в декабрьских событиях 787 человек исключили из ВЛКСМ, 52 человека—из компартии, 1138 — получили комсомольские взыскания, 271 студент отчислен из учебных заведений, сотни людей были вынуждены уволиться с работы. Своих должностей лишились 12 ректоров вузов.

Одним из приговоренных к высшей мере наказания был Кайрат Рыскулбеков, студент архитектурно-строительного института. По воспоминаниям поэта Мухтара Шаханова, после оглашения смертного приговора Кайрату Рыскулбекову почти по всему миру поднялась мощная волна возмущения с требованиями его помилования: «Много сообщений за рубежом было о смертном приговоре Кайрату Рыскулбекову».
ИЗ ПРИГОВОРА НАД К. РЫСКУЛБЕКОВЫМ Именем Казахской Советской Социалистической Республики
16 июня 1987 г.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Казахской ССР в составе председательствующего — члена Верховного Суда Казахской ССР Грабарника Е.Л., народных заседателей Верховного Суда Казахской ССР …
ПРИГОВОРИЛА
Признать виновным и подвергнуть мерам уголовного наказания:
Рыскулбекова Кайрата Ногайбаевича по cm. 60 УК Казахской ССР к 3 годам лишения свободы, по cm. 65 УК Казахской ССР к 15 годам лишения свободы, по cm. 173-1 УК Казахской ССР назначить исключительную меру наказания — смертную казнь — расстрел.
На основании cm. 37 УК Казахской ССР по совокупности преступлений назначить Рыскулбекову Кайрату Ногайбаевичу исключительную меру наказания — смертную казнь — расстрел.
В июле 1987 года в Венгрии было опубликовано письмо на имя А. А. Громыко с просьбой о помиловании К. Рыскулбекова, подписанное известными писателями Я. Киси, А. Ражеком, Г. Демским, Г. Конрадом и другими деятелями культуры, всего 41 человек. В его защиту подняли голос 77 общественных деятелей Чехословакии, в их числе был бывший министр иностранных дел Х. Хачек. Агентство «Рейтер» сообщало, что польский «Союз свободы и мира» направил письмо М.С. Горбачеву, в котором подверг сомнению справедливость приговора и требовал его пересмотра. Кайрат Рыскулбеков скончался при невыясненных обстоятельствах. Погиб в Семипалатинской тюрьме по дороге к месту лишения свободы. В 1992 году посмертно был полностью реабилитирован. В 1996 году Указом Президента Казахстана ему было посмертно присвоено звание «Халык Қанарманы».

Кайрат Рыскулбеков в ожидании исполнения смертного приговора, писал, выступая в качестве гневного обличителя тоталитарного режима:

Решетки на окнах. Повсюду конвой.
Ничто не нарушит мой сон и покой.
Вот так предлагает судьба мне взамен,
Украв мою молодость, гниенье и тлен.
Подобный «подарок» принять не могу,
Его отвергая, я к правде иду.
Трясина повсюду, но надо пройти.
Иначе, боюсь, захлебнусь я во лжи.
Зловонная жижа передо мной.
Болото зовется людской клеветой.
Злобу и зависть, и всякую мразь
Собою питает болотная грязь.
Но что же мне делать?
Все, нужно идти.
Доброе имя мне надо спасти.
Пусть даже настигнет меня чья-то месть.
Важнее спасти свое ИМЯ и ЧЕСТЬ.

перевод С. Малеева
Рыскулбеков Кайрат Ногайбаевич (13 марта 1966 — 21 мая 1988) — участник декабрьских событий 1986 года в Алма-Ате, за участие в которых был осужден к высшей мере наказания — смертной казни, которая была затем заменена двадцатью годами лишения свободы.
Декабрьские события 1986 года вызвали неоднозначную оценку зарубежных аналитиков. По мнению одних, они являлись проявлением межэтнической борьбы, основанной на оппозиции мусульманских национальных сил «старшему брату», по мнению других — это было выступление молодых граждан против попрания центром прав союзной республики.
Таким образом, декабрь 1986 года и последовавшие за этим события в республике наглядно продемонстрировали, что перестроечная идея демократизации всех сторон общественной жизни являлась не более чем декларацией; деспотизм советской системы был далеко не изжит, методы управления по-прежнему не исключали подавления и репрессий.
В декабре 1991 года был опубликован Указ Президента Республики Казахстан «О реабилитации граждан, привлеченных к ответственности за участие в событиях 17-18 декабря 1986 года в Казахстане». Руководствуясь принципами гуманизма, объективности и справедливости, Указ гласил: лиц, привлеченных к уголовной, административной и дисциплинарной ответственности за участие в событиях 17-18 декабря 1986 года в Казахстане, считать реабилитированными.
В нем также объявлялось, что 17 декабря отныне будет Днем демократического обновления Республики Казахстан. Отдавая дань памяти тем, кто отстоял национальное достоинство всего казахского народа, и прежде всего смелым и беззаветным действиям молодежи, Президент Республики Казахстан подписал Указ о присуждении (посмертно) высшей награды государства — «Халық Каһарманы» — Кайрату Рыскулбекову. Эти шаги стали одними из первых демократических действий государства в постсоветский период. Они нашли широкую поддержку в обществе.
Декабрьское выступление казахской молодежи стало первым в ряду национально-демократических выступлений, движений по всей стране, положивших начало демонтажу СССР. Именно после Алма-Аты на рубеже 1980-1990-х годов произошли события в Тбилиси, Баку, Вильнюсе и в других городах страны, ускорившие распад советской политической системы.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *