Сержант ЛОВД: блатные увольняют каждый день

Группа пассажиров в поезде, следовавшем из Астаны в Уральск, устроила дебош, сопровождая замакима.

Я заряжала свой мобильный телефон в купейном вагоне № 11 в коридоре (21 июля, поезд 057). Рядом в купе несколько мужчин, распивая спиртные напитки, орали во всё горло, громко смеялись и нецензурно выражались. Сотрудник ЛОВД сделал им замечание. Но, когда он ушёл, гвалт продолжался. Вдруг из купе вышел мужчина и по телефону сказал следующее: «Здесь сержант ведёт себя неадекватно, нам угрожает, постав его на место, мы здесь едем с замакима Костанайской области, сидим хорошо, а он мешает». Он просил кого-то по телефону, чтобы сержанта ЛОВД уволили.

Дальше началась история, похожая на кинокомедию.
Я сделала замечание, что они громко смеются и выражаются нецензурно.
У звонившего пыл поостыл, но он заверил, что сержант угрожал им.
Я обратилась к сержанту ЛОВД и спросила, как он угрожал этой компании невоспитанных людей.

На что сержант ЛОВД по имени Мерей ответил: «Я им сделал замечание, чтобы вели себя потише, но они продолжают, тогда второй раз сделал замечание и предупредил, что высажу из поезда. Их действия подпадают под статью «Хулиганство» Они считают, что вся власть в их руках. Такие часто попадаются, хулиганят, ведут себя нагло, а я выполняю свои обязанности, бывает, что высаживаю кого-то с поезда, по акту, согласно закона… Блатные меня увольняют каждый день…»

Я вернулась в коридор, продолжая заряжать телефон, один из «весёлой» компании, выходя из купе снёс все телефоны, подключенные к розетке. Следом вышел мужчина, звонивший некоему «высокопоставленному», который может уволить полицейских. Я им сделала замечание: «Вы ведёте себя так, как будто весь Казахстан вам принадлежит и люди, окружающие вас — никто, ходите размахивая руками, сносите всё на пути, материтесь на весь вагон, в присутствии детей, женщин».
— А кому тогда принадлежит Казахстан? — громогласно спросил голубоглазый мужчина, представившийся Виктором.
Я показала на людей стоящих в коридоре, на себя.
— И какой именно замакима Костанайской области едет с вами в купе? — поинтересовалась я у них.
Когда они узнали, что я журналист, поведение их изменилось. Они стали заверять, что никакой замакима с ними не едет, компания сразу закрыла дверь, ор прекратился. Один из них стал бегать по купе, заглядывая во все купе и просил прощения у всех и каждого, за то, что вели себя нехорошо.
Потом он подбежал ко мне и просил ничего не писать, ссылаясь на то, что если родители узнают, будет позор.
— Вы нам дали хороший урок, впредь мы себя так вести не будем, — заверил тот самый блатной, представившись Ерланом Молдыбаевым.
— А сержанта уволят? — спросила я.
Он тут же позвонил по телефону и сказал: «Отбой»
Я перечислила статьи, которые они нарушили: «Распитие спиртных напитков в общественном месте». «Нецензурная брань в общественном месте». Подошедший сержант дополнил: «Хулиганство».
Мы стали подсчитывать размер штрафа за эти действия.
— А родителей своих вы уже опозорили, напишут о вас или нет, — сказала я притихшим блатным.

Написать в книгу жалоб что-либо не удалось, начальник поезда пропал вместе с ней до конца поездки. Блатные тихо сошли где-то в Актобе.

Жанар ДАВЛЕТОВА

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *