Кровь смывается легче, чем грязь?

ЧИТАТЬ УЧИТЕСЬ МЕЖДУ СТРОК – ТАМ ИСТИНА ТАИТСЯ

ИЛИ  РАЗМЫШЛЕНИЯ  ПЕРЕД  ВЫБОРАМИ

     В жизни каждый из нас с годами набирается опыта, растет  духовно, творчески и профессионально,  прежде чем прийти к осмыслению  своего пути и текущего момента в жизни общества. И сейчас наша страна стоит накануне судьбоносных перемен.

     Каждый из нас набивает свои шишки  от того, что не всегда  может вовремя объективно оценить ситуацию или прочитать знаки судьбы на своем пути. Каждый идет к постижению мира своим путем и в водовороте жизни, встреч, судеб, событий и потоке информации важно уметь  прочитать истину между строк.

      Мое поколение родилось при советском союзе и в счастливую школьную пору  Всевышний уберег  нас  от лицемерия и  двойных стандартов.  Все было понятно, был патриотизм и идеология. Прозревать пришлось уже в армии и то не сразу, а когда в мае 1987 года  после подмосковной учебки попал в солнечную Кушку выводить технику из Герата.  Тогда накануне  19 партийной конференции  наши соседи саперы получили установку взять повышенные  комсомольские обязательства о разминировании  за речкой двух  больших участков,  обеспечивавших безопасность наших колонн.  Это обязательство было обсуждено командованием с личным составом  и по результату этого обсуждения был сделан вывод о том, что «Мишка (Горбачев)  со сроками вывода ограниченного контингента тянуть не будет».  Эта новость и оргвыводы быстро разлетелись по частям. И наш зампотех, «боевой поляк Ягужинский»(фамилия подлинная) принял ее близко к сердцу и возмутился ибо он в командировках  за речку жизнью рискует, а зарплату в инвалютных чеках не получает как числящийся откамондировным в Кушку, а не Герат.  Он  решил приложить все силы к тому, чтобы получить приказ о переводе в нужное место, а вечером того же дня, вкурив чарз(гашиш), начал считать сколько  на эти чеки можно было завезти видиков и кроссовок. В результате вычислений он пришел к выводу, что выгоднее всего везти  именно этот чарз вместо кроссовок и прочего ширпотреба. Заветный приказ  он получил гораздо позже. Не знаю, довелось ли ему осуществить свои планы, ну да Бог ему судья – был бы жив.

     К числу других  подлежащих прочтению между строк высказываний относятся «косячники развлекаются с королевой» и «у нас все уходят с почетом».  В первом случае комбат, не доверяя гаутвахте, предпочитал  спускать залетчиков в специально вырытую яму,  куда, чтобы не было одиноко отбывать наказание  бросали и беззубую змею.  Часто  кобру пусть и не королевскую, но с ней лучше, чем с гюрзой.  Кстати, поверие о том, что вместо одной убитой змеи   приходят две работает.   Змея  даже беззубая  сосед  беспокойный и единственный способ  на время успокоить  кобру – это намотать ее на руку и покрутить. Кобра быстро теряет ориентиры и на некоторое время успокаивается.   У гюрзы вестибюллярный аппарат лучше и ее таким способом успокоить  сложнее, да и сама гюрза более мускулистая  и при ее  обвитии  сильнее немеют руки.  Такую вот воспитательную меру ввел комбат и сам при этом не ленился подходить к яме и проверять не  убили ли его королеву.  Если кто  убивал  данную комбатом змею  вместо нее  в яму  бросали двух  и отбывать наказание  становилось веселее.

    По второму высказыванию о поголовном почетном уходе ситуация была проще идраматичнее. Оставившие часть дезертиры уходили в основном из караула соружием, но далеко по пескам  уйти нельзя.  И когда их находили  обессиленных  и часто укуренных  им только один раз предлагали сдаться. Приэтом было категорически запрещено  длязадержания беглецов использовать пограничных собак. Если солдат отказывалсясдаваться, то из погранотряда  приезжал прапорщик-снайпер  и ставил точку в деледезертира, который в этот же день в закрытом цинке  улетал домой как погибший в командировке. Такая формулировка бросала меньше тени на наших отцов-командиров.

     При этом комбат был истинным патриотом и без всякой бюрократии после наркомовских  двухсот грамм мог сам  провести трибунал. Подсудимым был, как правило,  молодой лейтенант-наркоман.  Для этого комбат  вызывал отдыхающую смену караула с оружием и начинал зачитывать приговор: «Я старый коммунист, седой подполковник не допущу во вверенном мне батальоне  такого  бардака и разгильдяйства. Поэтому приказываю вам его расстрелять. Всю ответственность беру на себя и командовать  расстрелом буду лично. Становись. Заряжай. Целься…»  За это время проинструктированный относительно  трибуналов  начкар  должен был успеть привести замполита или  зампотылу, которые в свою очередь уговаривали комбата отпустить  лейтенанта написать последнее письмо матери пока  они  выпьют за дисциплину.  Тогда  комбат возвращался к застолью, а  уколотого лейтенанта уводили спать, попутно очистив его нычки от  ханки и шприц-тюбиков с промедолом.  Мы же  с облегчением извлекали из стволов патроны и возвращались в караул, твердо зная, что на сегодня трибунал не повториться.  

     Почему вспомнились эти события  более, чем тридцатилетней давности, многими изкоторых я в лучшем случае не горжусь?  Тогдав свои восемнадцать лет я искренне верил, что в то время и в  том месте по-другомуи быть не могло, что так и надо родине служить, и кровь смывается легче, чемгрязь.

     Сейчас другое время и место, но все также успех имеют люди, умеющие читать между строк и держать нос по ветру.

     К примеру, когда перед реформой финансовой полиции  новый  глава  ведомства объявил о том, что из старого состава  к нему перейдет только двадцать процентов  от штатной численности  умные люди поняли, что надо собирать капусту и находить общий язык с новым начальником.

     Вот другой случай, когда в результате памятного ДТП  на перекрестке в нашем городе  объезжавшие аварию водители  были зафиксированы камерой  и получили письма счастья со штрафом.  Таких было  около тридцати человек.  После этого председатель административного суда выступил на телевидении и объявил, что из всех попавших на камеру нарушителей от административной ответственности были освобождены трое, включая больных и беременных. Из этого  выступления сообразительные жители города сделали вывод о том, что  принципы  равенства перед законом и неотвратимости наказания для суда второстепенны.  Суд открыт к диалогу и для его  осуществления  необходима  справка о болезни или беременности. Благо вряд ли кто проверит ее подлинность, раз уж  допускается избирательность при отправлении правосудия.

     Однако, и эти примеры не являются ключевыми.  Сделать вывод о нашем  экономическом положении и отношении власти к народу нужно было еще несколько лет назад, когда  наш  президент в прямом эфире громогласно возмущался  бесплатным  детским питанием в школах республики, за которое по его глубокому убеждению должны платить родители. Это на фоне  меню  бесплатной  школьной столовой в Испании и комментариев к семейному мероприятию его родственников стоимостью в восемьдесят миллионов долларов  за вечер или  к тому, как они дарят  самолеты  своим подружкам.

     

     Здесь  любые комментарии излишни…

Бауржан ШАМБУЛОВ

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *