Госпиталь смерти в Жезказгане

30 июля 2021 года я получил результат ПЦР-тест от Олимп с положительным результатом, подтверждающий Ковид-19 у моей мамы Алишевой Рыскуль 24. 04. 1947 гр.

У мамы температура была  37. 3, давление 90х40, отдышка (у неё стенокардия 3й степени 3 риска, ишемия, тахикардия, в 2020 году перенесла операцию — стентирование).

Терапевт назначила КТ на понедельник, на 2 августа. У мамы состояние требовало госпитализации и я сам отвёз её в ГИЦ города Жезказган ночью, примерно в 23:00. Там мы дошли до приёмного покоя, на улице просидели минут 20, после чего нас запустили в приёмный покой. Записали все данные и забрали маму на КТ в 23.52. Меня попросили выйти, я прождал около часа, мне сказали, у мамы 60 % поражения лёгких, её оставляют. Я даже обнадежился этим, говорили, там специалисты с Караганды.

Утром 2 августа в 9.45 звоню маме, она говорит никого пока не было и ничего не с тех пор, как я её привез, и так до самого вечера. 3 августа маме стало плохо и она позвонила и говорит, что плохо и никто не пришёл, я поехал в ГИЦ, прошёл в колл-центр и меня соединили с врачом, и мне ответили, что сейчас занимаются моей мамой. Через некоторое время я позвонил маме и от неё узнал что ей сделали какой-то укол и поставили систему. С этого момента я свою маму слышал все хуже и хуже.

Каждое утро она звонила сама, и часто говорила, что тут ничего хорошего и надо было дома лечиться. Я отвозил ей покушать, звонил и узнавал, получила ли она передачу.

4 августа мама звонит и говорит, что не может ходить, не держат ноги и что при попытке встать упала. После чего в туалет стали водить под руку волоча туда и обратно. Говорит, странно, ноги чувствую, а стоять и ходить не могу, ниже описано подробнее как она ходила в туалет.

В один из дней, точно не припомню, или 6, или 7 августа, мама стала звонить и просить её забрать, я сказал, что у нас дома нет необходимого аппарата для выработки кислорода и что не знаем, как лечить её. Но она через некоторое время позвонила мне и стала истерически кричать. Я позвонил врачу, на что она мне сказала, что мама лежит рядом с тяжело-больной и видя, как та мучается, начинает паниковать. Я попросил её перевести в другую палату, она обещала что-нибудь придумать, так как мест в больнице нет. Позже я узнал, что маму никуда не перевели.

6 августа она уговорила моего брата забрать её, он ночью поехал за ней. Зашёл на территорию больницы, долго искал, но нашёл окно палаты номер 3 блока Ф.  В приоткрытые жалюзи он увидел сидящую маму на кровати, напротив женщина полная и между ними кровать детская. На ней никого не было. Мама сидела и нажимал на кнопку вызова, но никто не приходил, брат крикнул ей и она поняла, что он пришёл за ней и стала ещё больше нажимать на звонок, но никто так и не пришёл. Потом он пошёл искать кого-нибудь, чтобы помогли маме, нашёл каких-то санитаров, которые сидели и веселились. Он накричал, что их вызывают кнопкой помощи, а они сидят, не двигаются. Они сразу побежали к маме, и стали отговаривать ехать домой, а мама как маленький ребёнок билась руками и ногами, и кричала, что не останется там больше.

Когда брат её забрал, по дороге домой она сказала ему, что к ней в палату привезли и поставили между ними ребёнка, мёртвого. Она испугалась и целые сутки практически он лежал в палате для взрослых и не где-нибудь в углу, а между кроватями так что до него могла дотянуться мама, и он был уже окоченевшим. Она говорила это так тихо и с ужасом, что показалось, что пугали их там очень сильно.

На утро ей становилось хуже и дома её держать было невозможным из-за отсутствия кислорода. Тогда брат обратно повёз в больницу, где ей лучше не становилось. Она не могла ходить, она не могла есть, она не могла ходить в туалет и попросили привезти ей памперсы. Я позвонил врачу и спросил, почему они не ставят катетер, мне сказали что уже поставили. Изо дня в день маму уже было плохо слышно и не понятно.

Только 19.08.21г в 3 часа 32 минуты ночи и сказала забери меня пожалуйста, отвези домой и пусть все придут. Она ещё что-то говорила, но я не мог разобрать и вдруг, когда я начал говорить, её телефон отключился. Я подумал, что телефон разрядился, потому что не мог больше дозвониться.

Утром я связался с врачом и она сказала мне что маму перевели в реанимацию, что сатурация упала на 30, вечером была 92. Связавшись с реаниматологом узнал, что мама впала в кому, что она ощущает все боли и что у неё все показатели критичны, и что она в крайне тяжёлом состоянии. В течение 4 дней лучше не становилось и 21 августа 2021 года в 20 часов 45 минут остановилось сердце моей мамы.

Документы ещё не получили, потому как не могут определиться, кто должен дать справку о смерти. Брату врач показал эпикриз, где брат сказал, сколько было введено в маму препаратов, только от этого можно было скончаться. Только от лечения! Ужас какой-то!

Нурлан АЛИШЕВ

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *